Узнаем ли мы что-нибудь о синтах в связи с новооткрытой монетой?

Серебряный обол Месамбрии Понтики (современный Несебр) был открыт в зондаже глубиной более 5 м в границах форума античного города Гераклея Синтика, расположенного около села Рупите, община Петрич. Эта монета очень интересна не только потому, что проделала долгий путь, но и потому, что она самая ранняя из найденных на этом объекте.Месамбрия монета аверс

Она достаточно хорошо сохранилась и на ней можно рассмотреть изображение коринфского шлема на лицевой стороне – такие оболы циркулировали активно с 450 г. до Р. Х. до 350 г. до Р. Х. «Монета была в обращении до Филиппа II и основания Гераклеи Синтики во второй половине IV в. до Р. Х. – комментирует доц. д-р Вагалински. – Мы нашли её между масивными камнями над проступившей подпочвенной водой, над камнями находится горелый слой. Пока мы не уверены как толковать эту находку, но она может свидетельствовать об активности племени синтов и о существовании их поселения на этом месте  до нашествия македонян».

Месамбрия монета реверсОб этом фракийском племени редко пишут в источниках. О синтах мимоходом упоминает древнегреческий военачальник и историк Фукидид, как о вероятно самостоятельном и независимом племени, оставшемся в стороне от похода одрисского царя Ситалка против Пердикки II в 429 г. до Р. Х. Можно ли считать эти сведения достоверными?

«По отношению к Фукидиду, я не принимаю определение его как блестящего историка и первоклассного источника, так как большая часть его «Истории Пелопонесской войны» была написана как опыт личной реабилитации. Но по отношению к синтам, его сведения очень показательны, так как Фукидид создаёт свой текст, живя в родовом имении точно в долине реки Струмы, но по её нижнему течению. – рассказывает проф. д-р Диляна Ботева, специалист по истории Древнего мира и фракологии из Софийского университета «Св. Климент Охридский». – По моему мнению, тот факт, что он не сообщает о существовании государства синтов может быть принят, как сильный аргумент того, что в периоде между концом 30-х годов и последнего десятилетия V в. до Р. Х. синты не были сериозным фактором в развитии Югозападной Фракии».

Что же происходит с синтами во время завоеваний Филиппа II? Больше всего информации о синтах собрано в книге проф. д-ра Петра Делева из СУ «Св. Климент Охридский». В его «Истории племён Юго-западной Фракии в I тысячелетии до Р. Х.» (2014)  комментируется факт того, что земли синтов были присоединены  к Македонскому царству, но наука не располагает подробным рассказом о том, как это произошло. Но всё же сохранился один интересный античный текст – «Стратегема» Полиэна. В нём говорится, что когда Филипп II вторгся со своей армией в усеянную пропастями и лесами страну «орбелийцев» (от Орбелос, скорее всего сейчас это горы Беласица), он спустил охотничьих собак, чтобы поймать скрывшихся в лесах и зарослях «варваров».Возможно, это значит, что хотя синты не были сильным и организованным противником, они сражались яростно проив македонян, и поэтому, их преследовали и убивали в горных убежищах. «Их судьба наверняка отличалась от судьбы их южных соседей – бисалтов: это племя интегрировалось в Македонское царство как союзник и сохранило этническую и политическую общность до конца его существования, а синты навсегда исчезают с исторической сцены в середине IV в. до Р. Х.», пишет проф. д-р Делев.

Всё же память о непокорном племени сохраняется в веках – как часть имени самого важного города, основанного во второй половине IV в. до Р. Х. на Средней Струме: Гераклея Синтика.

Please follow and like us: